Евгений Кузык: В фермерстве все решает человеческий фактор

Евгений Кузык: В фермерстве все решает человеческий фактор

Редакция Tipler
Мнения 23.05.2018
1287 2
Евгений Кузык: В фермерстве все решает человеческий фактор

Tipler продолжает брать интервью у интереснейших представителей бизнес-сообщества. Сегодня мы представляем вниманию читателей беседу с Евгением Кузыком, основателем фермерского хозяйства «Лукино». Речь пойдет о том, как он пришел к фермерству, о главных рисках этой сферы и о многом другом.

Tipler: Как Вам пришла идея заниматься фермерством, ведь в этом надо разбираться, любить?

Евгений Кузык: Могу сказать, что, пока вы не начнете чем-то заниматься, вы и любить это не будете, потому что вы еще не представляете, что вам предстоит, и что тут любить.

А идея пришла практически спонтанно. Когда первому ребенку исполнилось полтора года, я решил озаботиться вопросами рациона его питания. В магазинах нормальные продукты я для него найти не смог и решил поискать на рынках или в ближайшем окружении людей, которые смогли бы производить для меня настоящий, натуральный продукт. Поиск на рынках не дал результата.

На все мои вопросы, как произведен тот или иной продукт, откуда он привезен, можно ли познакомиться с условиями его создания, чаще всего люди признавались, что они — перекупщики и о товаре знают немного. Ну, а продукт с неизвестной историей, как правило, вызывает подозрение. Поэтому от рынков я быстро отказался и решил поискать бабулю, которая бы торговала молоком от своей коровки.

И тоже не нашел, потому что, если и сохранились еще такие бабули поблизости от Москвы, то их товар уже распределен по родственникам. А к бабуле, торгующей молоком у дороги, возникает вопрос, почему у нее можно купить до ста литров в день, если у нее всего одна корова. Поэтому и возникла идея поставить свою небольшую ферму, завести две коровы, десяток кур, одну-две козы и еще какой-нибудь живности для разнообразия — поросеночка, например.

Чтобы не начинать все с нуля, я решил найти небольшой участок земли, на котором бы уже было что-то построено и велось хозяйство. Несмотря на все усилия, поиски затянулись: мне никак не удавалось найти подходящее действующее фермерское хозяйство.

Спустя полтора года, когда ребенку было уже три года, я все еще искал и вот наткнулся на человека, который в Тульской области занимался разведением баранов и производством небольшого набора молочных продуктов. Мы с ним связались, и я стал брать у него молочку и баранину для себя. Потом подтянулись другие люди, которые тоже хотели участвовать. Потом получилось так, что этот человек захотел продать мне свое овцеводческое хозяйство. Честно говоря, это сложно было назвать хозяйством — постройка в чистом поле без ресурсов и без дорог.

Но я согласился. Для меня это уже казалось большим хозяйством. Это произошло в 2010 году — тогда я и стал фермером. Надел розовые очки с толстыми линзами и начал фермерствовать, хотя никакого представления о том, что это такое, с чем это едят и как это делается, у меня не было. Просто я чувствовал адреналин, предвкушал, как я сейчас буду заниматься такой уважаемой профессией, как фермерство. Так что пришлось полюбить уже по ходу спектакля.

Tipler: С чего пришлось начинать? Какие инвестиции были на начальном этапе?

Евгений Кузык: Начал я с того, что все это купил. Инвестиции на первом этапе были небольшие — около шести миллионов рублей. Они пошли на покупку хозяйства, земли, трансформатора с электроподачей. Мне казалось, что еще миллиона два-три я вложу, и будет у меня огромная ферма с хорошей инфраструктурой, организацией труда и т. д. Но если бы я уже тогда знал, сколько еще потребуется потратить на эту ферму, я бы, наверное, или не поверил, или отказался от затеи.

Для того, чтобы открыть небольшую ферму, нужны разные деньги — все зависит от того, что вы вкладываете в понятие «небольшая ферма». Если для кого-то небольшая ферма — это одна корова, две козы и десяток кур, то можно и одним миллионом обойтись. Если для кого-то это — более промышленное, более масштабное производство, то все зависит от масштабов. Среднего показателя по стране нет.

Есть типовые виды коровников, типовые виды овчарен, козоводческих ферм, рассчитанных на определенное поголовье, но к термину «небольшая ферма» это отношения не имеет. Небольшая ферма — это, наверное то, чем может заниматься одна семья с несколькими подсобными работниками. У меня — не небольшая ферма и уже не семейный бизнес, поскольку одна семья не охватит все это производство.

На данный момент у нас 70 коров, почти 1000 баранов, несколько тысяч разного вида птиц, 100 дойных коз, 12 свиноматок, дающих до 290 поросят в год. Помимо этого, у нас еще и собственная переработка. То есть, у нас достаточно большое фермерское хозяйство — не промышленное, но и уже не семейного масштаба. Еще раз повторюсь, нет такого проекта, который можно было бы назвать средним или небольшим — все зависит от амбиций и возможностей конкретного человека. Каждый случай требует своих расчетов.


Tipler: Перед началом проекта Вы рассчитывали коммерческие показатели, какие существуют риски, и какие могут быть шансу у человека, который решил начать все с нуля?

Евгений Кузык: Сразу начну с шансов. Шансы вписаться в бюджет практически нулевые. Даже при очень хорошо выверенном проекте, при огромной поддержке человека, который много лет занимается составлением бизнес-планов. Все-таки ферма представляет из себя живой организм, где огромную роль играет человеческий фактор и фактор погоды. Вы не можете прописать заранее в бизнес-плане такие факторы, как солнечная погода или дурное настроение доярки.

Все эти факторы будут испытывать на прочность ваш бюджет, все это будет отражаться на финансовых показателях вашего проекта. В итоге, вряд ли вы сможете описать математически жизнедеятельность фермы. Поэтому шансы сразу попасть в точку — нулевые.

Рисков, их и много, и мало. Много, потому что, как я уже сказал, есть факторы природные, человеческие, которые вообще не поддаются измерению. А мало — в том плане, что нет неизвестных рисков. Даже ветеринарные болезни, хотя их и очень много видов, относятся к классу известных рисков. То есть рисков очень много, но при грамотной организации бизнеса большую часть можно сразу предотвратить. Главное проектировать со знанием дела либо обратиться к человеку, который знает, как это все делать.

Я перед проектом не рассчитывал никакие коммерческие показатели, потому что, повторюсь, я изначально не ставил себе задачи создать бизнес — моя задача была накормить семью. Но потом я понял, что заниматься фермерским бизнесом и вести еще какие-то проекты параллельно невозможно, и решил полностью посвятить себя этому делу. Вот уже девять лет, как я полностью погрузился в фермерство.

Tipler: Кто Вам помогает, кто вдохновляет?

Евгений Кузык: Когда я только начинал, ни у кого из моих родственников не было даже мысли о том, что это надолго и всерьез. Было подбадривание в духе «ну, попробуй, конечно, но это не надолго», то есть преобладал скепсис. Тем не менее сегодня я получаю серьезную поддержку от родителей (моральную), получаю поддержку от друзей и большое количество добрых отзывов мы получаем уже от покупателей. Это, конечно, очень сильно мотивирует. Кроме того сильная поддержка происходит от того, что мы регулярно служим Литургии в храме Николая Чудотворца, который построен на территории хозяйства.

Tipler: Какую продукцию Вы предлагаете клиентам?

Евгений Кузык: На сегодняшний день это 500 наименований: молочные продукты, мясные продукты, птица, переработка. У нас почти 20 видов молочных товаров. У нас есть колбасы, купаты, фарши, полуфабрикаты (пельмени, вареники). Очень многое у нас производится своими руками, есть консервация, готовая кухня. То есть мы предлагаем людям очень много разнообразной продукции, но, думаю, что мы можем еще, как минимум, в три раза увеличить этот ассортимент за счет новых продуктов и новых идей.

Мы планируем не останавливаться и постоянно предлагать покупателям что-то новое. Если мы не будем удивлять потребителей, то им станет скучно с нами.

Tipler: Фермерство — это бизнес или что-то еще?

Евгений Кузык: С одной стороны, это бизнес, а с другой — образ жизни. Фермеру очень трудно слезть с земли. Когда человек ощутит первые результаты своих усилий на этой земле, увидит первый урожай, первый окот и отел, первую партию выращенных своими руками овощей. И это становится одновременно психологической потребностью и психологической мотивацией. Таким образом фермерство перерастает из стадии «ничего личного, просто бизнес» в нечто очень личное и становится образом жизни.

Tipler: С какими трудностями пришлось столкнуться на первоначальном этапе? Как Вы их решали?

Евгений Кузык: Первую и основную трудность представлял человеческий фактор. Я пришел в бизнес без опыта в данной сфере и принимал за чистую монету все, что мне говорили мои первые сотрудники, и расплачивался за свою доверчивость собственными деньгами. Поэтому очень большая сложность — подобрать коллектив, которому сможешь доверять, с которым сможешь работать не отвлекаясь на постоянные проверки.

Препон со стороны администрации не было. Хотя распространен такой стереотип, что администрация не любит фермеров. К нам со стороны местной администрации было достаточно дружелюбное отношение.

Проблему человеческого фактора решали с помощью тщательного подбора кадров. И сейчас этот процесс продолжается, у нас много объявлений о вакансиях размещено — много людей приходит и уходит.

К сожалению, сегодня фермерство это не то место, куда стремятся попасть люди. Многие считают, что фермерство это пристанище неудачников, которые не смогли реализовать себя в «нормальной жизни». На скотников или доярок смотрят как на людей второго и третьего сорта. Это какой-то парадокс, что на людей, которые всех кормят, смотрят свысока. Но это уже не нам исправлять.

Tipler: Какими принципами Вы руководствуетесь? Используете ли химикаты в растениеводстве, консерванты при заготовке?

Евгений Кузык: Подобные вопросы связаны с бытующими стереотипами. Дело в том, что химикаты в растениеводстве бывают разные. Можно Roundup-ом выжечь все поле или сильнодействующими химикатами поддерживать незасоряемость сорняками, а можно обрабатывать картошку от колорадского жука и все равно оставаться производителем натурального продукта.

Я не придерживаюсь принципов невмешательства в природу животного или земли, когда приходится брать только то, что получали бы первобытные люди, не знавшие новейших практик земледелия. Мы обрабатываем поля практически натуральным способом, то есть без использования сильных химикатов. Но от жука мы картошку обрабатываем и вручную этих жуков не ловим — это несерьезно.

Но если вы проверите наши продукты на любом тестере, то ничего постороннего в них не найдете. Нас несколько раз пытались поймать на превышении допустимого уровня нитратов, но ничего не выходило: у нас все было в норме. Вообще нитраты содержатся в самой почве и в навозе. Главное, чтобы их уровень был в требуемых пределах.

Консерванты в заготовках мы используем: соль, сахар, мед, лимон, иногда уксус — вот единственные наши консерванты.

Еще очень часто задают вопрос, «используете ли вы антибиотики при лечении животных». Да, естественно используем, потому что никто не станет резать корову только потому, что она заболела маститом. Другой вопрос, что мы не используем молоко заболевшей коровы, и не сливаем его в общий котел, а ждем пока корова вылечится.

А те, кто провозглашает, что он не лечит и не вакцинирует свою птицу или своих коров, фактически признаются, что подвергают своих потребителей риску. Птица должна вакцинироваться, это прописано в законе.

Tipler: Из чего складывается стоимость фермерских продуктов, и почему они дороже магазинных?

Евгений Кузык: Себестоимость складывается, в первую очередь, из зарплат, далее, из стоимости энергоресурсов (электричество и отопление), кормов, посевного материала, ГСМ для техники, логистики, упаковки, брака и человеческого фактора. Если, например, дояр проспал дойку и не пошел доить корову, то пропавшее молоко ляжет на себестоимость.

Но фермерские продукты оказываются дороже магазинных не потому, что мы в стоимость закладываем проспавшего дояра, а потому, что мы производим сравнительно небольшой объем продукции и при этом несем достаточно большие издержки и в конечном счете эти продукты оказываются дороже.

Tipler: Закономерный вопрос: зачем же тогда платить за фермерский продукт, если в магазине он дешевле?

Евгений Кузык: Как правило, вопрос о фермерских продуктах перед потребителем встает уже тогда, когда его чем-то не устраивает магазинный ассортимент. И в первую очередь в магазине его не устраивает качество. Так вот с точки зрения качества, безопасности для здоровья человека магазинные аналоги действительно хуже фермерских.

Сейчас идет прямо-таки волна негатива в отношении фермерских продуктов. Как будто есть цель доказать, что фермерские продукты менее качественные, мол, у фермеров сплошная грязь и антисанитария. В частности, сеть Вкусвилл в своем блоге активно пишет о том, что не торгует фермерскими продуктами, поскольку они создаются без учета санитарных норм. Это просто неуважение, поскольку всех под одну гребенку стричь нельзя. Мы в Лукино, например, соблюдаем все нормативы.

Tipler: А Вы сами покупаете какие-то продукты в магазинах?

Евгений Кузык: Естественно, покупаю. Потому что у нас продукты, как правило, производятся под заказ, и даже мне не всегда хватает. Не то чтобы я сильно приветствовал покупную сметану в своем холодильнике, но в крайних случаях приобретаю продукты марок, которым я доверяю. Обычно же я стараюсь держаться линии потребления собственных продуктов. И конечно, соль, сахар, макароны и некоторые виды круп мы пока еще покупаем в магазине.

Tipler: Как Вы обычно реализуете продукцию? Кто Ваши клиенты?

Евгений Кузык: 95% мы реализуем через интернет-магазин. Наши клиенты — это жители Москвы. Мы осуществляем доставку прямо до дверей квартиры. Каких-либо оффлайн-магазинов у нас нет. На данном этапе это осознанный выбор: я сам не могу контролировать и ферму, и московское производство горячих блюд, и магазины. Если я найду подходящего человека, который будет открывать точки, я на это с удовольствием пойду.

Tipler: Нам сообщают, что фермерство в России переживает настоящий бум. Каково Ваше видение?

Евгений Кузык: Не соглашусь. Это по телевизору и в прессе так передают. На самом деле, никакого бума нет, а есть только беспочвенные спекуляции на тему, которые как начались 10 лет назад, так и продолжаются. Тогда начали кампанию против сетевиков, обвиняя их в низком качестве сельскохозяйственной продукции. И выдвинули фермеров в качестве альтернативы. Однако количество фермерских хозяйств от этого не увеличилось, за последние годы оно даже сократилось.

Кто-то действительно пришел в эту отрасль, но за тот же период еще больше ушло. Интерес к российским производителям повысился в связи с санкциями. Но к подъему фермерства это не привело, поскольку маленькие хозяйства никто не поддерживает — ни большой бизнес, ни государство. Государству проще поддерживать несколько крупных производственных комплексов, где все сделано на высшем уровне в плане качества, где идеальные условия для содержания животных. Но качество их мяса я бы со своим не сравнил.

Производство такого масштаба требует применения антибиотиков в кормах чтобы избежать болезней поголовья.

Tipler: Можем ли мы сказать, что потребитель устал от низкокачественных магазинных продуктов?

Евгений Кузык: Я бы не сказал. С одной стороны, люди покупают фермерские продукты, они людям нравятся, но уже на следующий день люди идут в магазин. Потому что сложилась привычка посещения магазина, в магазине бывать интересно, плюс, заходя в магазин, вы попадаете в грамотно расставленные ловушки мерчандайзеров и бежите с тележкой, как маленький мышонок в лабиринте, накупаете различных продуктов, вам от этого весело становится. И ужасаетесь вы уже дома, когда анализируете свой чек.

Для небольшого количества людей поход по магазинам — это мука, а другие получают от этого удовольствие. Не скрою, мне и самому бывает приятно прийти в магазин, посмотреть на яркие упаковки, на полки, что-то вкусненькое купить к обеду или ужину, но при этом я стараюсь не превратиться в шопоголика. К сожалению, большинство людей податливы этой заразе. Так что некачественные продукты на полках присутствуют, но людей они не отпугивают.

Tipler: Наш любимый вопрос: какие инструменты интернет-маркетинга Вы применяете — социальные сети, контекстная реклама, каналы в мессенджерах?

Евгений Кузык: Мы применяем все. Кроме, пожалуй, мессенджеров. Мессенджеры — это на будущее. На данный момент у нас социальные сети: Instagram, Facebook, ВКонтакте, Одноклассники. Активно используется контекстная реклама, e-mail-маркетинг. Сейчас пытаемся освоить направление Youtube, активно работаем с блогерами, то есть используем influence-маркетинг.

Tipler: Теперь у вас есть опыт и наработанные технологии. Не думали о франшизе?

Евгений Кузык: Нет, франшиза тут невозможна. Скорее, можно говорить о консалтинге для начинающих в фермерском бизнесе. Но именно с точки зрения организации: какой ассортимент выбирать, как торговать, через какие каналы и как продавать, с кем работать и т. д.

Tipler: Почему у кого-то получается, а кто-то заcтревает на первоначальном этапе?

Евгений Кузык: Это вопрос не только к фермеру, но к любому бизнесмену. Почему у некоторых даже сложный бизнес получается, а у некоторых даже простые идеи проваливаются? Это вопрос к человеку. Главная черта — это упрямство в здоровом смысле слова, настойчивость и понимание, что не бизнесом единым должен жить человек. Бизнес — это лишь способ реализовать себя, а не смысл жизни.

P/S: Хотите прогуляться по ферме "Лукино", посмотрите фото.


Спасибо, за очень интересное интервью и честные ответы! Желаем процветания Вашему фермерскому хозяйству, покорения новых высот в бизнесе и не только.

Комментарии

Array
(
    [AUTH_PATH] => /auth/
    [LEFT_MARGIN] => 50
    [NO_INDEX] => Y
    [NO_FOLLOW] => Y
    [SHOW_USERPIC] => Y
    [SHOW_DATE] => Y
    [SHOW_COUNT] => Y
    [NON_AUTHORIZED_USER_CAN_COMMENT] => N
    [USE_CAPTCHA] => N
    [ERRORS] => Array
        (
        )

    [CAN_COMMENT] => N
)
Комментарии (2)
Luter 23.05.2018 07:26

Очень годное интервью. Лично я в фермерство не собираюсь, но узнал для себя много нового и полезного. Фермерство в России - животрепещущая тема. Кузык - молодец, что в этом направлении двинулся.

Vasilii Pr 23.05.2018 10:38

Ага, так у него отец был советником Ельцина по экономике. Да и сам он закончил финансовую академию при Правительстве РФ. Простой такой россиянин с шестью миллионами в кармане на молочко ребёнку...



Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.

Вы можете: авторизоваться или зарегистрироваться

Самые интересные статьи, обзоры и размышления — в рассылке!

Спасибо за заявку
Ожидайте нашего звонка.